Статьи и новости

Массовые драки в начальной школе

Массовые драки в начальной школе

Массовые драки в начальной школе? Третьеклассник третьекласснику волк. Почему ученики начальной школы устраивают побоища.

Ученицы третьего класса московской школы устроили массовую драку. Эта новость стала в медийном пространстве минувших дней едва ли не главной: до сих пор в поле зрения прессы попадали массовые драки десантников или горячих юношей на дорогих тачках —

младшеклассникам пока не приходилось массово отправлять друг друга в больницу с черепно-мозговыми травмами.

Первые попавшие в прессу подробности тоже неутешительны: дети и их родители во всем винят девочку, которая, по их мнению, вела себя агрессивно и обзывалась с самого начала учебы в классе, куда перевелась в сентябре. Родители же девочки утверждают, что все дело в недоброжелательной атмосфере класса. И наконец, отец «обвиняемой» сообщил, что отец другой ученицы стал ему угрожать по телефону.

Сообщается, что учительница, в отсутствие которой произошла драка, будет наказана; впрочем, пока не вполне ясно, где именно случился конфликт и кто в это время должен был присматривать за детьми.

Соцсети охают по поводу растущей агрессии в обществе. Виноват, разумеется, телевизор. Это так очевидно, что вряд ли заслуживает отдельной колонки. Да, единственный путь разрешения любых конфликтов, увы, принятый у нас в обществе, — это путь силовой. Компромиссы, переговоры, мировые не приняты. Только война до победного конца.

Впрочем, еще задолго до того, как телевизор превратился в фабрику войны, в 2008–2010 годах мне случилось опубликовать в «Новой» серию статей, посвященных школьной конфликтологии.

Уже тогда были очевидны многочисленные проблемы, связанные с агрессией детей, родителей и учителей.

Попробую повторить, раз уж за прошедшие десять с лишним лет эти проблемы никуда не делись, а только заострились до такой степени, что скоро у нас и плюшевые мишки начнут биться насмерть.

Во-первых, в обществе не существует никаких позитивных моделей поведения во время конфликта. Каждый раз, как в соцсетях заходит речь о школьном противостоянии, — неважно, кто его виновник: чужие дети, чужие родители, учителя, — приличные, интеллигентные люди начинают дружно советовать прижать обидчика в углу, припугнуть, чтоб неповадно было. Никто в подобных обсуждениях ни разу не вспомнил о существовании Закона об образовании, устава школы и прочих документов. Они отдельно, жизнь отдельно. Детей учат единственному способу взаимодействия с окружающими — «надо себя поставить».

Никто не учит детей разбираться без рукоприкладства, предъявлять претензии неоскорбительно, мириться, а взрослых — разрешать конфликты правовым способом.

Во-вторых, взрослые, не умеющие разрешать конфликты мирно, вмешиваются в детские и детско-учительские конфликты не с тем, чтобы их уладить, а с тем, чтобы покарать обидчика, что ведет лишь к эскалации.

В-третьих, школа путает идеологию, воспитание и обеспечение безопасности детей. Если родители говорят: «не надо моего ребенка воспитывать», они имеют в виду — «не внушайте ему определенную идеологию». Если школа думает о воспитании, то она предполагает, что должна проводить классные часы о войне и духовности, но не должна учить детей не драться друг с другом — пусть этому родители учат. В лучшем случае усилий школы хватит на какие-нибудь «уроки доброты», где детей будут учить участливому отношению к абстрактному инвалиду, а не к соседу по парте. Между тем предотвращение школьных драк и обучение детей мирным способам взаимодействия в коллективе — прямое дело школы. Родители не могут этому научить дома без коллектива.

В-четвертых, учителей самих не учат методам поддержания дисциплины в классе — каждый изобретает велосипед сам. Школьные психологи — один на пятьсот человек — не справляются с этой задачей или справляются формально. В редких школах действуют службы примирения, детские омбудсмены, корчаковские суды чести — и то ко всему этому общество и образовательные власти относятся с недоверием: общество — как к элементу «страшной» ювенальной юстиции, когда дети могут жаловаться на взрослых, образовательные власти — как к либеральной педагогической ереси, наследству девяностых.

Массовые драки в начальной школе

В-пятых, взрослые в большинстве своем вообще не догадываются, что деятельность школы регулируют не священные традиции предков, а нормативные документы. Скажем, в Законе об образовании есть разделы, посвященные обязанностям школы, учащихся и родителей. Правда, и в разнообразных нормативных документах есть серьезные дыры, создающие правовой вакуум.

В-шестых, отчасти благодаря этому вакууму школы не умеют справляться с детьми, имеющими поведенческие проблемы. Но вакуум не только правовой, но и информационный.

Учителя не владеют методиками работы с такими детьми, не понимают сути возникающих проблем, не умеют на них реагировать иначе как репрессивно.

Школы никак не могут воздействовать на родителей, если те не откликаются на просьбы показать ребенка специалисту (и не умеют высказывать эти просьбы неоскорбительно).

В-седьмых, даже если родители согласны обсуждать проблемы, то очень часто их силы уже на исходе. Как повлиять на ребенка — они не знают (вспомним недавнюю кошмарную историю про маму, которая отвела сына в лес, чтобы показать ему, что чувствует собака, которую он пытался убить, и мальчик наутро вышел к людям с пластиковым пакетом на голове). А хороших неврологов и психиатров, умеющих работать со сложными детьми, даже в столицах можно пересчитать по пальцам.

В-восьмых, в школах как не было, так и нет институций, которые помогали бы интегрировать в образовательное пространство детей с трудностями учебы, сложным поведением, неродным русским и другими особыми потребностями.

Есть еще и в-девятых, и в-десятых, но пока достаточно и этого. И пока школа всего этого не умеет, не хочет этим заниматься, а занимается тотальными проверками и отчетничеством, никаких изменений не будет. Пока, не дай бог, не случится очередного новостного повода, который заставит наконец задуматься, как сделать так, чтобы дети в школе не истребляли друг друга.

Другие новости…

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Отправляя сообщение, Вы разрешаете сбор и обработку персональных данных. Политика конфиденциальности.