Статьи и новости

Приравняли к бомжам

Приравняли к бомжам

Иногородних приравняли к бомжам. В России в сфере предоставления паллиативной помощи приезжих из других регионов приравняли к бомжам. Об этом, как передает корреспондент РИА «Новый День», на парламентских слушаниях в Госдуме, посвященных Стратегии развития здравоохранения РФ, сказала президент Фонда помощи хосписам «Вера» Анна (Нюта) Федермессер. Другие статьи…

«Вот эта категория населения, которым вообще паллиативная помощь по законодательству не может быть оказана, – обратилась она к участникам слушаний. – Обратите внимание на этот пункт: бомжи и граждане РФ из других регионов. Мы приравняли их, они в одном пункте. Если вы вдруг вздумали умереть не там, где вы зарегистрированы, вы – бомж, вам не положено. Умирать – по месту регистрации». Другие статьи…

В России в паллиативной помощи нуждаются в год около 1,3 млн человек. Получают ее чуть больше 200 тысяч. При этом в РФ до сих пор есть регионы, в которых такая помощь не оказывается вообще – ни взрослым, ни детям.

«Москва лучше других регионов обеспечена и обезболивающими препаратами, и кадрами. Тем не менее, в Москве нехватка кадров – и не потому, что нет денег. Эта сфера медицины до сих пор непопулярна, и в этой сфере до сих пор нет обучения, – подчеркнула Федермессер. – То, что я видела в Нацпроекте – предложено 3 тысячи электронных модулей за один год написать и внедрить, а в последующие – по тысяче. Что за качество модулей предполагается на такой скорости, я не знаю». Другие статьи…

На слайдах Федермессер показала участникам слушаний фотографию ребенка, которому требуется обезболивание. «Этот ребенок, которого вы видите, еще жив. Как он страдал от болевого синдрома, так и страдает, – сообщила она. – В Российской Федерации нет препаратов, которые могли бы обезболивать детей так, чтобы сам процесс обезболивания не был для них болезненным. Нет ректального диазепама, нет препаратов в сиропах и назальном спрее».

Глава Фонда также отметила, что препарат, который предполагается давать детям – таблетированный, который невозможно дать, например, годовалому ребенку, страдающему от боли.

«Такому ребенку приходится колоть уколы. Если это происходит в медицинской организации – это еще возможно. Но когда его из медицинской организации переводят обратно – а это ребенок-сирота – в учреждение социальной защиты, то там его не обезболивают вообще, его снимают с опиоидных анальгетиков, и его состояние ухудшается. Через месяц он в более плохом состоянии возвращается в хоспис, там его снова обезболивают уколами, а через месяц выписывают и отправляют обратно», – рассказала Федермессер, подчеркнув, что в стране просто нет обезболивания для детей в понятных и простых для родителей формах.

Кроме того, как обратила внимание глава Фонда, врачи сами не хотят работать с опиоидными анальгетиками. «Вот это – количество документов, которые надо заполнять, потому что врачи работают с наркотиками, – объяснила глава Фонда, демонстрируя очередное фото. – Вот эта стопка – годовой приказ по обороту наркотических препаратов Центра паллиативной помощи. Здесь почти тысяча страниц. Потому что мы единственная организация в стране, где каждый врач выездной службы выезжает с укладкой по обезболиванию, где обезболивание происходит круглосуточно у постели больного. Сколько людей согласятся изучить это? Каждая медсестра должна изучить эту тысячу страниц, чтобы работать с опиоидными анальгетиками?»

При этом Федермессер отметила, что к обсуждению Стратегии здравоохранения специалистов в Госдуму пригласили, однако сам документ им не направили. «Нам ее (Стратегию) не высылали. Я знаю, что я такая не одна. И это несколько странно. Это как в Союзе писателей – я Пастернака не читал, но скажу», – отметила она.

Прим это ни модератор обсуждения, ни представители Госдумы после выступления Федермессер не пояснили, где именно можно увидеть полный вариант «Стратегии развития здравоохранения Российской Федерации».
Другие статьи…

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Отправляя сообщение, Вы разрешаете сбор и обработку персональных данных. Политика конфиденциальности.