Статьи и новости

Оптимизация расходов

Оптимизация расходов

Оптимизация расходов на медицину и образование. 20 ноября издание «7×7» опубликовало переписку жительницы карельского поселка Суоеки Анны Власовой и главы региона Артура Парфенчикова. Власова жаловалась чиновнику, что в ее поселке нет детского сада и ей не с кем оставить детей, в ответ Парфенчиков предложил ей «договариваться с бабушками» или нанять няню — «как все поступают». Переписка попала в СМИ — губернатор лично приехал в Суоеки решать проблему и вроде бы решил, но случай Власовой — один из многих: в рамках масштабной оптимизации местной экономики в Карелии, как и в других регионах России, закрывают детские сады, школы, больничные отделения и увольняют людей, которые там работают. Специально для «Медузы» журналист издания «Петрозаводск говорит» Георгий Чентемиров рассказывает, как это происходит.

Через несколько месяцев Егору Власову исполнится полтора года — с этого момента его мать Анна, которая сейчас одна сидит с двумя детьми (у Егора есть пятилетний брат Кирилл), перестанет получать пособие по уходу за ребенком. Если после этого женщине не удастся начать зарабатывать, это сильно ударит по семейному бюджету — да и терять после декрета место санитарки в фельдшерско-акушерском пункте поселка Суоеки Власовой не хочется: ни одного предприятия в поселке нет; для здешних мест минимальная зарплата, которую женщина получает в ФАП, — хороший стабильный доход.

Раньше в Суоеки был детский сад — ходило туда меньше десяти детей. Располагался он в старом деревянном здании — под одной крышей вместе со школой. В начале августа специальная комиссия признала здание подходящим для эксплуатации, а в конце месяца его закрыли как аварийное — хотя учителя с учениками уже даже успели подготовить выступления на 1 сентября.

Власова решила пожаловаться на происходящее главе Карелии — бывшего прокурора и директора Федеральной службы судебных приставов Артура Парфенчикова назначили на эту должность за год до того, в сентябре 2017 года. Она воспользовалась для этого формой, размещенной на официальной странице губернатора в «ВК». Вскоре чиновник ответил — и сообщил, что просьбу Власовой выполнить невозможно. «Такого даже в Петрозаводске нет. Сидите [в декрете] до трех лет, договаривайтесь с бабушками, нанимайте няню. Как все поступают. Исполнится ребенку три года, возите его в Суоярви», — гласило сообщение, отправленное с аккаунта Парфенчикова. Женщина в сердцах ответила чиновнику, что на 57 рублей в месяц, которые выплачивают в качестве компенсации за детей от полутора до трех лет, не проживешь, и добавила: «К вам обращаться не стоит больше никогда! Бесполезно!» «Пусть о вашем ребенке отец его, деды думают», — предложил аккаунт Парфенчикова, после чего удалил переписку и выбросил Власову из друзей. Власова сохранила сообщения чиновника и позже передала их изданию “7х7”.

Ни одно из предложений главы Карелии Власовой и ее детям не подходят. Одна из бабушек ее детей работает, вторая — живет в другом поселке. Отец и дед Егора и Кирилла постоянно ездят на заработки — они работают вахтовым методом на предприятии в трехстах километрах от Суоеки. «Интересно, когда мне с внуками сидеть? У меня же работа, — говорит Николай Власов в разговоре с „Медузой“. — И старший сын кредит по ипотеке выплачивает, надо ему помогать».

Остается возить детей в райцентр Суоярви — но ехать туда тридцать километров по дороге, разбитой лесовозами. Именно так теперь ездят на учебу из Суоеки дети школьного возраста, за которыми должен приезжать автобус, — но и с этим тоже есть проблемы. «Учебный год только начался, а автобус четыре раза уже не приезжал за детьми, — утверждает Власова. — Зимой еще хуже будет. В минувшем январе люди, приехавшие на Новый год, потом не могли уехать обратно [из-за нечищеной дороги]».

«Экономия вылилась в сокращения»

Поселковые школы в Карелии закрывали и раньше, ликвидация же детских садов началась относительно недавно. Полуторагодовалого ребенка не отправишь одного в школьном автобусе в другой поселок; значит, придется ехать вместе с ним, а потом возвращаться обратно. Такую логистику описывают жители деревни Куйтежа, где сад на три десятка детей закрыли в сентябре 2018 года. Теперь возить дошкольников нужно в соседнюю Мегрегу.

«Дочка сейчас в садик не ходит, сижу с ней дома, — рассказывает многодетная мать Светлана. — Если мне везти ее в Мегрегу, то и сына восьмимесячного надо с собой собирать, таскать с собой туда-обратно». Тем, кто все-таки возит детей в детский сад, тоже приходится тяжело. «Автобус отходит в семь часов утра — значит, вставать нужно в шесть. Идти до остановки по темной деревне. Я каждый день веду ребенка на автобус и проклинаю власть», — говорит другая жительница Куйтежи, бывший директор школы Алена Нилова.

«Говорить про оптимизацию начали примерно в начале нулевых, — рассказывает „Медузе“ бывший чиновник карельского правительства, который попросил не называть свое имя. — В это слово вкладывали первоначальный смысл: улучшение, повышение эффективности. Например, переход в школе на электронные дневники — тоже оптимизация. По крайней мере в теории. Или, предположим, слить два учреждения с дублирующими функциями, сэкономить на административном аппарате. Улучшить условия труда, обновить материальную базу — это оптимизация. Но со временем как-то больше сосредоточились на экономии. А экономия вылилась в сокращения».

Особенно агрессивная оптимизация социальной сферы началась в 2018 году; это связано с увеличением минимального размера оплаты труда и возвратом северных выплат: бюджетники стали стоить работодателям дороже, и их начали всеми способами переводить на урезанные ставки или увольнять. Так, именно в 2018 году в Петрозаводске стали сокращать ставки воспитателей детских садов: теперь на одну группу дошкольников положено не два педагога, как раньше, а полтора.

Другие статьи…

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Отправляя сообщение, Вы разрешаете сбор и обработку персональных данных. Политика конфиденциальности.